— В общем, пацаны, слушайте. История такая. Жил один режиссер, Станиславом его звали. Снимал он разное — рекламу, клипы, но больше всего любил фильмы ужасов. То про квартиру про́клятую, то про мертвую невесту, то про Бабу Ягу… Да чё смеетесь-то? И вроде денег фильмы его собирали нормально, и страшно местами даже было, но чего-то не хватало. Искал-искал этот режиссер, чего бы еще такого страшного снять, и как специально попалась ему под руку книжка. Обложка черная, как сердце Пиковой Дамы, на обложке звезды пятиконечные — красные, как кровь. Стал он с тех пор сам не свой — бледный какой-то, глаза блестят, и всё с книжкой этой проклятой не расстаётся. И вот однажды…

— Однажды отбой отменили? Быстро все по койкам!

В ярком лунном свете лицо вожатого казалось чрезмерно бледным, и почему-то никто не решился его ослушаться даже после того, как шаги затихли в коридоре. В темных углах копошились многолапые тени, туман стелился по дорожкам, и неслышно ступала в белом мареве гипсовая горнистка. В лагере «Буревестник» начиналась очередная ночь.

Что было в книге

Смотрите также

Алексей Иванов «Пищеблок»: пионерские ужасы для ностальгирующих 1