Спустя 46 лет культовая картина возвращается на большие экраны: ниже 5 причин не откладывать пересмотр — «Кукушка» не только не утратила злободневности, но, может, и зазвучала отчётливее полвека спустя.


Добро пожаловать в мир дисциплины

Джек Николсон в роли Рэндла Макмёрфи на кадре из фильма «Пролетая над гнездом кукушки»

Джек Николсон в роли Рэндла Макмёрфи на кадре из фильма «Пролетая над гнездом кукушки»


Джек Николсон в роли Рэндла Макмёрфи на кадре из фильма «Пролетая над гнездом кукушки»

Борьба индивида с репрессивной системой исправления и нормализации – одна из программных тем американского и европейского кино 60-70-х, предложившего хлёсткую социальную критику. Но литература взялась за осмысление общественных изъянов ещё раньше. Кен Кизи, убеждённый нонконформист и гуру психоделической культуры, выпустил свой роман в 1962 году: параноидально-воспалённое чутьё автора, описывающего борьбу Рэндла МакМёрфи с медсестрой Рэтчед, предвосхитило взрыв 60-х с их милитаризмом, психоделией и оголённым проводом социального напряжения. Этот мир трещал по швам, не соответствовал ожиданиям, подавлял романтические стремления индивида к свободе – эпоха ожидала смелых творческих решений и диагностик.

Медсестра Рэтчед — бесстрастное воплощение системы, холодная машина исправления и контроля — заставляет героя Джека Николсона принимать успокоительное, а спустя время так и вовсе отправляет его на лоботомию. Непослушный заключённый становится послушным телом – лечение и врачебный профессионализм плавно перерастают в институциональный садизм. В том же 1975 году, аккурат с выходом фильма, в мире философии и социологии произошло такое же значительное событие: француз Мишель Фуко выпустил «Надзирать и наказывать» — книгу, в которой тщательно проанализировал дисциплинарные механизмы, микрофизику власти, распространившуюся в западном обществе XX столетия. Пусть действительность и стала гуманней — людей больше не казнят на площадях, — однако институты (будь то больницы, тюрьмы или школы), их методы и стратегии оказались тщательны и строги. Дисциплинарное общество и паноптический надзор за провинившимися, упрямая страсть системы к исправлению — Фуко идеально характеризовал общество и то гнездо, в котором, к несчастью, оказался МакМёрфи.

 

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Добавить комментарий

I am not interested. Take me back to content