snimok ekrana 2021 06 08 v 10.29.41
Кадр из фильма «Звездные войны: Эпизод 4 – Новая надежда»

История создания звукового оформления для великой космической оперы Джорджа Лукаса уникальна. В 1970-е, когда продюсер работал над оригинальной трилогией, технологии еще не позволяли с легкостью добиваться любых необходимых звуков. Тогда за дело взялся Бен Бертт — человек, фактически открывший профессию саунд-дизайнера.

Научно-фантастические фильмы к тому моменту не успели набрать популярность, а реальных источников звука для них попросту не существовало: чем вообще должна сопровождаться битва в космосе? Бертту приходилось с нуля придумывать звуковую дорожку франшизы – всего 15% итоговой версии фильма составляли звуки, записанные на пленку при съемке, а 85% он создавал самостоятельно. Многое из того, что зрители услышали в финальной версии фильма, было придумано как раз Берттом: и шум светового меча, и голос R2-D2, и даже издыхания Чубакки — для этого Бен находил больных, агрессивных или обеспокоенных медведей.

Впоследствии Бертт работал над звуковыми эффектами к фильмам Стивена Спилберга («Индиана Джонс», «Инопланетянин»). Однако в историю ярче всего вписаны именно звуковые эффекты к «Звездным войнам», до сих пор вызывающие ностальгию у фанатов космооперы.


snimok ekrana 2021 06 08 v 10.31.22

Британский режиссер Эдгар Райт всегда выделялся особенным отношением к звуковому дизайну и саундтреку в своих лентах. В последнем на данный момент фильме, «Малыш на драйве», Райт вообще построил повествование на основе музыкального ряда.

Во многих сценах фильма именно структура песни определяла порядок действий. Еще ребенком главный герой картины Малыш попал в страшную автомобильную аварию, потеряв родителей. Вместе с этим у него возникли серьезные проблемы со слухом — мальчик стал слышать шум, поэтому почти никогда не снимал наушники с играющей в них музыкой, а ритм его жизни стал вторить ритму песен. Каждый побег от полицейских, каждый поход в кофейню — любое действие Малыша сопровождается конкретной мелодией, темп которой идеально совпадает с темпом происходящего на экране.

Все песни со встроенными в них звуками из фильма были записаны еще до съемок: проезжающие машины, разговоры прохожих, мелодии кипящих улиц — все это было удачно вмонтировано в саундтрек, а затем уже на этой основе и снято Райтом. Это одна из самых оригинальных работ со звуком в кино.


snimok ekrana 2021 06 08 v 10.32.18

Кристофер Нолан считается одним из наиболее продвинутых режиссеров, который с легкостью соединяет в своих работах консервативные решения с технологическими новшествами. Отчасти поэтому практически каждый новый фильм постановщика завоевывает номинации или награды на премии «Оскар». В частности, постоянный звукорежиссер Нолана Ричард Кинг стал уже трехкратным обладателем золотой статуэтки за лучший монтаж звука («Темный рыцарь», «Начало» и «Дюнкерк»).

Особенно яркая работа со звуком получилась в военной драме «Дюнкерк», которая изначально задумывалась как фильм-эмоция, демонстрирующий хаос войны. Для усиления иммерсивного эффекта Кинг по старинке создавал многие звуки с помощью подручных средств — к примеру, в сцене крушения самолета использовался стук бильярдного шара в сушилке.

«Дома я положил бильярдный шар в сушилку и получил случайный стук, имитирующий сломанный коленчатый вал. На скорости в 100 узлов удар по воде — это как удар по бетону. Последний звук должен был стать самым громким», — рассказывал Ричард Кинг.

Другой важный художественный инструмент в «Дюнкерке» — музыка Ханса Циммера, которая также влияет на зрительское восприятие. Во-первых, в основе мелодии — тиканье часов, и это пожалуй, самый прямолинейный намек на безвыходность ситуации, в которой оказались британские солдаты. Во-вторых, Циммер использует звукоряд Шепарда — тон музыки бесконечно повышается вместе с опасностью для героев.

Кажется, именно работа со звуком в «Дюнкерке» и позволила Нолану добиться сильнейшего эмоционального эффекта.


snimok ekrana 2021 06 08 v 10.38.23

Американский режиссер Майкл Бэй еще с 1990-х годов ассоциируется у многих зрителей со взрывами, медленно колышущимся американским флагом и зубодробительным экшеном. Несмотря на то, что его фильмы все так же полны зрелищного действия, творчество постановщика со временем эволюционировало — начиная с «Острова» (2005), определяющую роль в картинах Бэя стал играть звук.

Это хорошо заметно и по одной из его самых крупных франшиз — «Трансформерам». Кадры любого из фильмов серии перегружены экшеном и спецэффектами настолько, что зрителю становится трудно воспринимать происходящее. Тут-то на авансцену и выходит саунд-дизайнер, создающий абстрактные звуки с небольшими паузами перед наиболее громкими сценами — подобная техника, по словам Бэя, является секретом зрелищного момента.

«Тихие сцены используются в экшен-фильмах для “очистки” слуховых рецепторов зрителей. Каждая симфония состоит из нескольких частей. Обычно она начинается с тихого вступления, затем достигает громкого пика, затем снова затихает и снова нарастает. Саунд-дизайн работает точно так же», — объяснял постоянный звукорежиссер фильмов Бэя Эрик Адал.

Подобный подход не кажется уникальным, но именно он и позволил постановщику в условиях повышенной плотности экшена и сложности действия в кадре открыть в своих фильмах нечто новое.


snimok ekrana 2021 06 08 v 10.39.35

Футуристический постапокалиптический шедевр студии Pixar стал одной из самых сложных картин XXI века с точки зрения звукового дизайна. Мультфильм Эндрю Стэнтона изначально планировался немногословным, поэтому качественный саунд-дизайн был не просто дополнительной опцией, а необходимостью.

Для работы над звуком в «ВАЛЛ-И» боссы студии пригласили… Бена Бертта, того самого саунд-дизайнера, который трудился над звуками роботов в «Звездных войнах» и зарекся больше никогда этого не делать, но устоять перед милым роботом он не смог. Создавать звуковую дорожку он принялся с большим энтузиазмом — тут же собрал библиотеку из 2500 файлов и стал разрабатывать «голоса» героев, основываясь на концепт-артах. Именно поэтому впоследствии многие визуальные решения Стэнтона менялись после консультаций с Берттом.

К примеру, для создания звуков движения ВАЛЛ-И Бен использовал проворачиваемый вручную инерционный стартер от биплана 1930-х годов. Перемещение таракана — это ускоренная запись защелкивающихся и расщелкивающихся наручников, а звук песчаной бури — шум Ниагарского водопада, записанный за 20 лет до работы над мультфильмом и совмещенный с трением холщового мешка о ковер.

Такая кропотливая работа над саунд-дизайном стала одной из причин, по которым «ВАЛЛ-И» вознесли на вершину анимационного Олимпа нового тысячелетия.

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Добавить комментарий

I am not interested. Take me back to content